Контакты
г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, д. 26
Телефон: (8342) 47-57-89 (справочный отдел)
E-mail: library@moris.ru
  • Главная
  • О библиотеке
  • О Мордовии
  • Полезная информация
  • Новые поступления
  • Издания
  • Электронные ресурсы
  • Программы
  • Книгообмен
  • Фотогалерея
  • Гостевая книга
  • Виртуальная справочная служба
Национальный информационно-библиотечный центр ЛИБНЕТ
Бан
Бан

Новости муниципальных библиотек
Республики Мордовия

Официальный интернет-портал правовой информации

счетчик посещений
Мордовский край и народ в зарубежных исследованиях

Около двух тысяч лет существует на Земле мордовский народ, говорящий на двух языках (эрзянском и мокшанском). История мордовского народа очень археологична и этнографична. Это обусловлено тем, что мордва долгое время не имела своей письменности, а значит и не имела возможности создания своей истории на родном языке. По существу все дошедшие до нас письменные источники по древней и средневековой истории мордвы написаны на языках других народов, как европейских, так и азиатских (латинском, греческом, русском, итальянском, английском, немецком, голландском, шведском, арабском, иранском и др.)
Первое упоминание о мордве как народе в зарубежной литературе содержится в сочинении готского историка Иордана (551 год), который назвал мордовский народ «Mordens» в числе подвластных Германариху племен. Он писал: «…наследовал королевство Германарих, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов…». А название страны, где проживает этот народ, впервые упоминается в одном из сочинений Константина VII Багрянородного, жившего в 905-959 годах и правившего Византийской империей с 913 года. Он отмечает страну Мордию в 42-й главе своего сочинения «Об управлении империей»: «В это Меотидское море впадает много больших рек; к северной стороне от него – река Днепр, от которой росы продвигаются и в черную Булгарию, и в Хазарию, и в Мордию».
В работе римско-католического миссионера монаха-доминиканца Юлиана (XIII век) приводятся более подробные сведения о мордовском народе. Он сообщает: «Возвращаясь из упомянутой Венгрии, проехал по реке в пятнадцать дней царство Мордвинов. Мордвины язычники…, узнав от своих пророков, что должны сделаться христианами, послали к князю великой Лодомерии, земли Русской, соседней с ними, с просьбой, чтобы им прислал священника для крещения их…».
В сочинениях фламандского путешественника Рубрука имеется ряд весьма ценных сведений о мордве и ее стране Моксель, т.е. страна мокши: «… Эта страна очень красива и имеет реки и леса. К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах. Если к ним прибудет купец, то тому, у кого он впервые пристанет, подлежит заботиться о нем все время, пока тот пожелает пробыть в их среде. В изобилии имеются у них свиньи, мед и воск, драгоценные меха и соколы».
Итальянский путешественник Иосафат Барбаро отмечает, что в хозяйственной деятельности мордвы важное место занимали охота и рыболовство. Он называет и оружие у мордвы – лук и стрелы.
Благодаря работе немецкого исследователя Сигизмунда фон Герберштейна «Записки о Московии», с 16 века у немцев формируется интерес к мордовскому краю и народу. Это лучшая работа о тогдашней России, появившаяся в то время, написанная с большой объективностью и точностью. Главным достоинством сочинения Герберштейна является и то, что его автор не ограничился описанием русского народа, посвятил немало страниц другим народам, населяющим Московское государство, в том числе мордве. Герберштейн констатирует: «На восток и на юг от реки Мокши встречаются огромные леса, в которых живет народ мордва, который состоит под властью Московского князя». Ко времени пребывания австрийского дипломата и путешественника в Московском государстве основная масса мордвы со своими землями вплоть до Суры уже вошла в состав Российского государства; и записки Герберштейна – одно из доказательств тому.
Позднее о мордовском крае сообщал И. Ю. Марций (1674 г.), который дал также подробное описание казни Алены Арзамасской-Темниковской. Он писал: «Среди прочих пленных была привезена к князю Юрию Долгорукому монахиня в мужском платье, надетом поверх монашеского одеяния. Монахиня та имела под командой своей семь тысяч человек, среди которых были русские и мордва; и сражалась храбро, покуда не была взята в плен. Она не дрогнула и ничем не выказала страха, когда услыхала приговор быть сожженной заживо. Бегство из монастыря считается у русских преступлением ужасным, караемым смертью. Прежде чем ей умереть, она пожелала, чтобы сыскалось поболее людей, которые поступали бы, как им пристало, и бились так же храбро, как она, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять. Перед смертью она перекрестилась на русский лад, сперва лоб, потом грудь, спокойно взошла на костер, и была сожжена в пепел».
В начале 18 века Г. В. Лейбниц высказал гипотезу о принадлежности мордвы к финно-угорским народам, оказавшую воздействие на развитие финноугристики. Развитие немецкого восприятия мордовского края и народа в 18 веке связано с немцами, служившими в Российской империи, среди них Д. Г. Шобер, Г. Ф. Миллер, И. Е.Фишер, П. С. Паллас, А. Л. Шлецер. В 19 веке в Германии предпринимались попытки рассмотреть отдельные проблемы финноугроведения. В 1843 году мордовский край посетил прусский чиновник барон А. Гакстгаузен, составивший социально-экономическую характеристику региона, которую позднее включили практически во все немецкие страноведческие описания.
В конце 19 – начале 20 века появились работы, посвященные развитию духовной культуры, фольклора и языка мордовского этноса. В 20 веке в Германии сложилась система изучения истории и культуры мордовского народа и края в русле исследовательских программ кафедр финноугроведения в университетах г. Геттингена, г. Мюнхена, г. Гамбурга. Некоторые немецкие ученые включают мордву в состав державы готского короля Германариха.
А в Англии сведения о мордовском крае и народе впервые зафиксированы в 13 веке, но они были фрагментарными и касались участия мордвы в походах монголов в Западную Европу. К 16 веку у англичан накопилось достаточно сведений о мордве и ее «дикой» территории, включая разностороннюю информацию об экономике, политике, этносе края, в основном дневникового или мемуарного характера.
В 1562 году была опубликована первая английская карта, определявшая место этнической территории мордвы. Автором карты является А. Дженкинстон, торговый агент-разведчик английской Московской компании. Путь его лежал по землям, совершенно незнакомым англичанам. А. Дженкинстон оставил не только указание на географическое расположение мордовских земель и их картографическое изображение, но и первым из англичан обратил внимание на реалии жизни мордвы того времени, выделив характеристику политического положения и сделав заметку о религиозных воззрениях. Он писал: «Окрестная страна называется мордва, ее жители исповедовали языческую веру; теперь, будучи покорены нынешним русским царем, они по большей части крещены…».
Джером Горсей, типичный представитель профессии английских купцов и дипломатов XVI века, когда английские международные связи приобретали все более широкий характер. Свидетельства Дж. Горсея о мордве и других народах Среднего Поволжья, основанные не только на личном восприятии, но и на анализе чужих рассказов, указывают на попытку серьезного осмысления России и ее народов.
Окончательное формирование стереотипа восприятия англичанами мордовского народа связано с именем Джилса Флетчера, который в 1588 году прибыл в Россию с дипломатической миссией. Дж. Флетчер был незнатного происхождения. Однако в свои сорок лет он уже являлся доктором гражданского права и магистром теологии королевы Елизаветы I. Он издал книгу (1591 год) «О государстве Русском или образ правления Русского царя с описанием нравов и обычаев этой страны», где есть строки о «грубой» и «дикой» мордве. Несмотря на то, что это сочинение заключает в себе многие суждения незрелые и несправедливо строгие, всё же здесь великое множество важных замечаний о государственном устройстве, торговле, нравах и обычаях. Он отмечал: «Если у кого из них умрет его приятель, то он убивает своего лучшего коня и, содрав с него шкуру, несет ее на длинном шесте впереди покойника на кладбище».
В XVII веке была предпринята первая попытка обобщения всех сообщений англичан о России и народах, её населяющих. В 1682 году в Лондоне вышла в свет книга с длинным, в духе эпохи названием – «Московия, или Известия о Московии, по открытиям английских путешественников, собранные из письменных свидетельств разных очевидцев, так же и другие малоизвестные страны, лежащие на восток от России до самого Китая, недавно в разное время открытые русскими». Её автором был известный английский поэт Джон Мильтон. («Московия» - краткое название.)
Определяющую роль в развитии английских традиций мордовского края и народа сыграл корабельный мастер Дж. Перри, который непосредственно контактировал с представителями мордовского этноса.
С XIX века утвердилась идея принадлежности мордвы к финно-уграм. Первые английские изыскания по этнографии мордвы связанны с именем лондонского исследователя Дж. Эберкромби. Он же оказал финансовую поддержку экспедициям Х. Паасонена и А. Гейкеля в районы расселения мордвы. В XX веке началось преподавание финноугроведения в Лондонском университете. (Дж. Кушанг и М. Бранч).
Интерес французских исследователей к мордовскому краю и народу складывался с XIII века путём накопления и распространения соответствующих знаний. На основе сведений П. Карпини и Г. де Рубрука, участников посольств к монголам, Вансентий Бовезский написал первую французскую средневековую энциклопедию, содержавшую сведения о географии мордовского края этнические данные. Развитие французского восприятия мордовского края и народа в XVII веке связанно так же с записками Ж. Маржарета, сообщавшего о численности мордовских воинов привлекаемых в русскую армию и деятельностью картографической фирмы Сансонов, которые впервые на французских картах обозначили мордовский край.
Судьба капитана Ж. Маржарета является весьма типичной для наемника того времени. Первоначально он служил в Бургундии в войсках французского короля Генриха IV, затем участвовал в боях с турками в Трансильвании и Венгрии, был наемником в немецкой и польской армиях. В 1600 году по приглашению русского посланника во Франции Власьева он поступил на русскую службу.
Ж. Маржарет – профессиональный военный, и его сообщение об участии мордовских воинов в действиях общероссийского войска заслуживает доверия. Записки Ж. Маржарета сыграли огромную роль в становлении французского восприятия народов России. Не стоит также забывать, что записки являются первым французским источником эпохи становления национальных государств, в которых упоминается мордовский народ.
Для Франции XVII века характерно бурное развитие картографии, связанное с деятельностью фирмы Сансонов из Аббевиля. Благодаря им впервые на французских картах был обозначен мордовский край. Этническая территория мордовского народа на карте в политическом отношении изображена разбитой на две части. Большое внимание уделялось историческому прошлому этих земель. Благодаря деятельности фирмы Сансонов к концу XVII века Франция стала играть руководящую роль в европейской картографии. Наличие же в работах французских картографов изображения этнической территории мордовского народа способствовало распространению сведений о нем не только во Франции, но и в Европе.
Несомненную роль в дальнейшем развитии французского восприятия мордовского народа сыграл Филипп де Авриль (1654-1698) – иезуит, дважды побывавший в России и оставивший заметки о поездке и проповеди христианства среди мордвы.
Французскому иезуиту не откажешь в наблюдательности. В связи с этим он оставил описание праздника св. Николая в мордовской среде: «Кроме этих народностей… нам встретилось несколько пригородков и деревень, населенных татарами и идолопоклонниками… Последние спокойно живут среди (религиозной) темноты, в которую они погружены, и никто не берет на себя труд извлечь их оттуда и просветить… Однажды, проезжая через селения этих неверных, которых называют мордвами, мы были чувствительно тронуты той малой заботливостью, какую московиты прилагают к душевному спасению этих несчастных идолопоклонников, в довольно значительном количестве населяющих самый центр Московии, и которых было бы легко привлечь к познанию истинного Бога.
Мы попали к ним в вечер праздника св. Николая, который московиты справляют на 10 дней после нас с таким же торжеством, как рождество или пасху».
В данном отрывке следует отметить два момента. Первый связан с констатацией Филиппом де Аврилем расселения мордвы в центре Российского государства. Второй характеризует очень сложный процесс взаимодействия в идеологических воззрениях мордвы традиционных языческих верований и христианства. Французский иезуит констатирует язычество мордвы и одновременно указывает на празднование ими христианского дня св. Николая. Причем, последнее происходит в формах, тождественных русским.
Сочинение Филиппа де Авриля было издано в Париже в 1691 году. На русский язык оно не переводилось, т.к. вызвало неудовольствие Петра I. Позднее на русский язык были переведены отдельные отрывки сочинения Филиппа де Авриля.
Перевод мест, связанных с характеристикой мордвы, был осуществлен в конце 20-х начале 30-х годов А. А. Гераклитовым по парижскому изданию 1691 года, экземпляр которого имеется в Российской государственной библиотеке.
В XIX веке фрагменты, связанные с мордовским краем, отмечены в исторических работах А. Рамбо и страноведческих исследованиях Э. Рекмо. Отдельные аспекты из жизни мордвы в контексте общероссийской истории отражены в трудах кафедры славянской цивилизации, созданной в 1840 году в Коллеж де Франс.
К специальным исследованиям проблем восточных финно-угров французы обратились в 1930 году, когда была сформирована кафедра финно-угристики при Парижской национальной школе живых восточных языков. В 1966 году создан координационный Центр финно-угорских исследований, издается журнал «Etudes Finno-Ougriennes». Мордовская проблематика присутствует в современных работах по культуре, языкознанию, литературоведению, музыковедению.
И все же французская традиция восприятия мордовского народа не является достаточно развитой. Слишком мал был фактический материал, которым располагали французские авторы. Кроме того, несмотря на общую гуманистическую направленность, французская литература вплоть до вольтеровских времен не могла избавиться от некоторой предубежденности в своих суждениях о народах России.
С вхождением мордовского народа в состав Российского государства русские люди сами получили возможность лучше ознакомиться с жизнью и бытом мордвы. Образованные русские люди, а также представители государственных властей, вступая в контакт с иностранцами, уже сами могли давать более достоверную информацию о мордовском народе. С присоединением к России мордва была включена в общую федерально-крепостническую систему государства, и объем информации о ней значительно расширился.

Список использованной литературы

1. Мокшин Н.Ф. Мордва глазами зарубежных и российских путешественников. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1993. – 240 с.
2. Мордва/ [В.А.Балашов, М.С.Волкова, Н.Ф.Мокшин и др.] //Мордовия: энциклопедия: в 2 томах. – Саранск, 2004. - Т.2. – С.5-20.
3. Юрченков, В. Сумрачный германский гений / В.Юрченков // Юрченков В. Взгляд со стороны. – Саранск, 1995. – С.90-103.
4. Юрченков, В. На берегах туманного Альбиона /В.Юрченков // Юрченков В. Взгляд со стороны. – Саранск, 1995. – С.103-117.
5. Юрченков, В. Острый галльский смысл / В.Юрченков // Юрченков В. Взгляд со стороны. – Саранск, 1995. – С.142-148.
6. Юрченков В.А. Хронограф, или Повествование о мордовском народе и его истории: очерки, рассказы. - Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1991. – 368с.

Источники

1. Иордан. О происхождении и деяниях гетов.-М., 1960.-С.89
2. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, перевод, комментарий.-М.: Наука, 1989, С.156
3. Юлиан. Рассказ римско-католического миссионера доминиканца Юлиана о путешествии в страну приволжских венгерцев, совершенном перед 1235г. //Записки Одесского общества истории и древностей.-Т.У.- Одесса, 1863.-С.1002
4. Кузеев Р.Г. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука.-М.:Изд. географ. лит.,1957. С.111
5. Герберштейн С. Записки о Московитских делах. – СПб., 1908.-С.99-100
6. Записки иностранцев о восстании Степана Разина. Под ред. А.Г.Манькова.-Л.: Наука, 1968. С.112-113
7. Английские путешественники в Московском государстве XVI в. – М., Л: 1937. – С.167-168
8. Проезжая по Московии (Россия XVI-XVII веков глазами дипломатов).- М.: Межд. отношения, 1991.-С.97
9. Гераклитов А.А. Указ.соч. С.97 Т. 97-98п.: Документы и материалы по истории МАССР. Т.1.-Саранск: Мордкиз, 1940, С. 189-190

Составитель: Кузнецова Т. А.